‘It’s despicable, it’s dirty’